Kasyanov: Putin will not attack Ukraine

According to Mikhail Kasyanov, quoted in an interview for VoA’s Ukrainian service, Putin is not going to attack Ukraine, and is using his troops on the border and acts of sabotage inside Ukraine as a form of blackmail to gain recognition for Russia’s control of Crimea, the payment of Ukraine’s gas debt, Russian as Ukraine’s second state language, and changes to the country’s constitution. But Putin is bluffing. His regime is on its last legs – the Russian economy is in a bad way, and the confidence of investors and creditors is falling. The West need only apply some firm and concerted economic pressure in order to secure Russia’s total collapse.

Letter from Navalny

Привет, друзья.

Алексей написал очень важное письмо и попросил передать его вам. Мы таже будем признательны, если вы поможете распространить эту информацию.
========================================
Сейчас скажу вам вещь важную, а также незаконную. Вернее, незаконной она считается для меня персонально, поэтому на такой запрет мне плевать. Я хочу, чтоб вы знали.
В четверг меня будут судить, что совсем неоригинальное заявление, потому что меня и вчера судили (и даже приговорили), а также судят постоянно — с начала этого года уже три раза осудили, признав виновным.
Но в четверг будут опять судить по-крупному. Это, так называемое «дело «Ив Роше», по которому подсудимыми будут я и мой младший брат Олег.
Как вы может быть помните, дело это возбудили весьма цинично: прямо не скрывая как «ответку» за то, что я призвал выходить на несанкционированную акцию 15 декабря. Месседж был понятен: если ты думаешь, что будешь народ водить на массовые несанкционированные митинги и думаешь, что мы не ответим по беспределу, то ошибаешься. Тогда, в течение недели, СК заявил о возбуждении аж трёх уголовных дел против меня.
«Дело Ив Роше» было основным и активно использовалось зобмоящиком и всеми мерзкими единороссами, чтобы два года подряд к слову «Навальный» добавлять «похитивший со своим братом 50 миллионов рублей у французской компании Ив Роше».
Таким образом Олег и Алексей Навальные совершили хищение мошенническим путем денежных средств торговой компании в сумме свыше 55 миллионов рублей. Большую часть этой суммы братья Навальные потратили на собственные нужды, а более 19 миллионов рублей из этой суммы, чтобы легализовать полученные преступным путем средства, Навальные по фиктивным основаниям и договорам якобы за аренду нежилого помещения, за сырье и материалы перечислили с расчетного счета так называемой фирмы-прокладки на расчетный счет «Кобяковской фабрики по лозоплетению», учредителями которой являлись в том числе и братья.
Постепенно сумма «похищенного» снизилась до 27 миллионов, но суть от этого не изменилась.
Главным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации Алексею Навальному и его братуОлегу Навальному предъявлено окончательное обвинение в совершении хищений путем обмана денежных средств ООО «Ив Роше Восток» в сумме свыше 26 млн. рублей и ООО «Многопрофильная процессинговая компания» в сумме свыше 4 млн. рублей (ч.4 ст.159 УК РФ), а также в легализации денежных средств в сумме более 21 млн. рублей (п. «а» ч.2 ст.174.1 УК РФ). В ближайшее время СК России планирует завершить расследование данного уголовного дела и предъявить его материалы для ознакомления потерпевшим, обвиняемым и их защитникам.
Бороться с этим не очень легко. Ты понимаешь, что это полный бред. Вот просто бред и полная выдумка. Но и понимаешь, что любой нормальный человек подумает: ну невозможно же совсем на голом месте придумать хищение 27 миллионов. Не будет так Путин подставляться. Какие-то, значит, доказательства есть. Или в суде Навальный докажет, что он прав.
Докажет, да. На всех судах последних лет мне до последнего казалось, что не могут меня осудить, ведь и право, и правда на моей стороне.
Как можно осудить меня по «Кировлесу» без экономической экспертизы?
Как можно осудить меня за сопротивление полиции, если на видео любому видно, что сопротивления нет?
Как можно осудить меня за выкрики, если любому на видео видно, что я спокойно стоял?
Нормально. Везде осудили. Посмотрели видео, убедились, что выкриков не было и написали в судебном решениии: выкрикивал и размахивал руками. Судить по «делу Ив Роше» меня, кстати, будет та же судья Коробченко, что и разглядела на этом видео скандирование и выкрики.
Поэтому в суде я ничего не докажу. Зато вам хочу доказать, поэтому и пишу. И поэтому прошу помочь мне распространить эту информацию.
Итак, с самого начала мы знали, что Ив Роше заставили написать заявление. Они работали с «главподпиской» (компанией, через которую, якобы, совершено хищение) пять лет, были довольны, а теперь вся эта работы объявлена мошенничеством.
К ним пришли ФСБ и СК, сказав: не будет заявления, не сможете работать. Это мы знаем со слов сотрудников самой компании. Бизнес Ив Роше полностью завязан на таможню, контролируемую ФСБ и «небольшие проблемы с оформлением грузов» похоронили бы всё дело в течение месяца.
Написали — ничего не поделаешь. Мы не ФСБ и заставить обратно взять заявление не можем.
Через некоторое время, видимо, Ив Роше осознали, что их хотят использовать не просто для какого-то рутинного запугивания и угроз, а для прямой фабрикации политического уголовного дела. Они сделали сделали очень туманное заявление «после того, как всё будет окончено, ни у кого не возникнет сомнений в нашей репутации». Что это означает, было совершенно непонятно.
Потом пошли разные сообщения на тему того, что Ив Роше ущерб не признаёт и заявление забирает. Об этом, в частности, много раз говорил главред «Новой Газеты» Дмитрий Муратов со ссылкой на личную беседу с директором компании по имени Бруно Лепру.
Однако, никаких формальных последствий это не имело: дело шло, под его соусом шли выемки, обыски и допросы, подписки о невыезде и тд. Компания Ив Роше хранила молчание, хранит его до сих пор и не сделала ни одного заявления, кроме того, что выше по ссылке.
Ну, а потом настал всё-таки долгожданный момент, когда СК объявило об «окончании расследования» и у нас появилась возможность ознакомится с материалами дела. 157 томов. Когда мы начали знакомиться, в одном из самых первых томов мы нашли следующую последовательность документов:
1. Заявление директора компании с просьбой проверить на предмет ущерба и мошенничества (то самое заявление, написанное по настоятельной просьбе сотрудников СК и ФСБ).
2. Бумагу, где Ив Роше сообщает, что оно проведёт проверку на предмет установления возможных убытков.
3. Бумагу, где Ив Роше официально сообщает следствию, что ни прямых убытков, ни упущенной выгоды нет, а «главподписка» оказывала услуги на 4-15% дешевле других контрагентов.
Вам не показалось и вы не ошиблись. Это официальное письмо от компании в СК.
Когда мы прочитали её, то подумали, что чего-то не понимаем в этой жизни. Братьев Навальных обвиняют в хищении денег у компании, а компания говорит: у нас ничего не похищали.
Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Каким бы жуликом, пьяницей и дебоширом, а также иностранным шпионом ни был Бастрыкин, он же не может быть окончательным дебилом, чтобы шить громкое уголовное дело на таком материале.
Поэтому мы были уверены, что в одном из последних томов (а нам давали их строго по очереди, запрещая смотреть последние), есть документ от Ив Роше, опровергающий этот.
Чем дальше мы знакомились, тем понятнее становилось, что нового документа нет. Это, кстати, объясняло странную штуку: в деле появился ещё один заявитель — некая МПК с какими-то совсем абсурдными и непонятными обвинениями. По датам было видно: Ив Роше написало, что ущерба нет и следствие побежало искать нового «потерпевшего».
Ну так вот, тем дальше мы читали дело, тем больше спрашивали у следствия: а вы ребята совсем что ли плохие? Где у вас документ о том, что Ив Роше причинен ущерб.
И доспрашивались: поняв, что сейчас будет скандал, СК нашёл прекрасное решение: домашний арест с таким экзотическим и абсолютно незаконным условием «запрет на любые комментарии в СМИ о деле». Обратите внимание: мне разрешается (через посредников в лице защиты, конечно) комментировать Путина, Медведева, Крым, Украину, Кадырова, Якунина, Сечина и всё остальное. Только «дело Ив Роше» комментировать в СМИ мне официально запрещено.
Увидев именно это (совершенно уникальное) требование в письме в суд, мы окончательно поняли, что никакой новой бумаги от Ив Роше мы не найдём.Ущерба нет, это официально зафиксированно в материалах дела. А задача следствия сейчас одна: заткнуть нам рот до суда, а там уже судья поможет обойти сложный момент.
Поэтому сейчас я совершенно открыто и официально говорю: что мне плевать на всякие запреты и требования молчать. Плевать на угрозы изменения дом.ареста на обычный. Я молчать не буду и хоть в суде ничего не докажу, но сделаю всё, чтоб доказать вам.
Поэтому я передал это письмо в Фонд борьбы с коррупцией с просьбой опубликовать его и помочь мне написать этот пост. Читайте сами. Тут всё просто:
Вот и всё. Вот вам и «дело Ив Роше», вот вам и «хищения».
Я не знаю, что ещё я могу сделать на суде. Я не знаю более сильного аргумента в пользу невиновности своей и Олега, чем письмо от потерпевшего, что он не потерпевший.
Ничего не буду писать дальше по существу дела, бесполезно уже. Могу добавить только, что мы обращаемся с заявлением о преступлении по факту привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности. Текст здесь.
Что я хочу от вас? Вы мне можете помочь очень просто. Прочитайте это всё и расскажите кому-нибудь ещё. Блог в жж заблокирован, твиттер, ВК и ФБ на очереди. СМИ, которые не побоятся написать об этом, остались единицы.
На это и расчёт: немного людей в интернете знают правду, а в зомбоящике бомбят «похитил 27 миллионов».
Но ведь вы-то не «немного людей из интернета». Вас сотни тысяч. Нас сотни тысяч. Три раза нажали на кнопку и поговорили с парой человек — уже несколько миллионов знают об этом.
Ребята из ФБК даже сделали такой небольшой сайт, чтобы проще было распространять этот расчёт Ив Роше: http://delo.navalny.ru
Хотите помочь: распространите его (а если удобнее, то этот пост) где можете, пришлите каждому, кто вслед за пропагандой пишет про «похитили у Ив Роше». Маме расскажите, бабушке. С таксистом поговорите.
Вот и всё. Я сто раз говорил: нас больше и сила у нас такая, что любую пропаганду мы можем разоблачить моментально. Просто надо работать и не думать, что кто-то это сделает за тебя. Кто-то, у кого больше времени или друзей в Фейсбуке.
Никто ничего не сделает — просто ваш участок фронта будет не закрыт.
Вот в него и проползёт мерзкое рыльце дмитрия кисилева и разнообразная маргарита симонян с подрагивающими ложноножками. Никто не будет виноват, кроме вас.
Другого сопротивления не существует. Это сопротивление может победить и победит.
На этом я своё пафосное мотивирующее выступление заканчиваю.
Заранее спасибо всем, кто поможет. http://delo.navalny.ru

How It Was Done in Odessa

In LRB Keith Gessen takes a tour of post-revolutionary Odessa – and has some commentary on the historical background to recent events:

Concerns over the collapse of the Russophone political space are nothing new. In the 1990s such disparate writers as Solzhenitsyn, Brodsky and Eduard Limonov worried over it. Solzhenitsyn proposed creating a Russian-language superstate, encompassing the Russian Federation as well as the Russian-majority sections of northern Kazakhstan, Belarus and Ukraine. Limonov actually took up arms, or tried to: he was arrested in 2001 for trying to transport a cache of Kalashnikovs and some explosives which he may have been planning to use in an invasion of northern Kazakhstan, with the intention of declaring a Russian republic there. Brodsky’s poem ‘On Ukrainian Independence’, written in the early 1990s, excoriated Ukrainians for wanting independence from Russia. He read the poem once at a public gathering in New York, then forbade its publication, but it’s circulated online for years. It’s a furious poem, but I had never truly realised, until seeing the Russians in Odessa, just how nasty it was. Brodsky warns his Ukrainian readers that on their deathbeds they’ll remember the poetry of Pushkin, not the brekhnya (‘gibberish’) of the Ukrainian national poet, Taras Shevchenko. And maybe he’s right: maybe Pushkin is the better poet, and maybe a Ukrainian inclined to remember poetry on his deathbed would choose Pushkin. But maybe he wouldn’t. And in any case Ukrainian independence isn’t a poetry competition.

Who is Fascist?

In this Al Jazeera article, Halya Coynash discusses the irony in the fact that accusations of “fascism” are being made against Ukraine by a Russian government that’s  increasingly establishing close links with the parties of the European far right. In addition,

A number of the main actors in the pro-Russian protests in the Donetsk region have strong links with far-right parties. Pavel Gubarev, for example, is a Donetsk business owner and the head of the “People’s Militia”. On March 1, he was supposedly elected “people’s governor” and led a crowd in storming the Donetsk regional administration building, demanding that a referendum be held on the oblast’s secession and calling for Russian military intervention. His detention was presented by Russian TV channels as politically motivated persecution. They preferred not to delve into Gubarev’s ideological roots as a member of the neo-Nazi Russian National Unity Party.

Unmasked

On his Facebook blog, Ukrainian military expert Dmitry Tymchuk observes a difference in the behaviour of Russian forces in East Ukraine:

It is worth noting that earlier Russian troops tried to hide their affiliation to the Russian Armed Forces. But immediately after yesterday’s signing by Moscow of the so-called Geneva agreements, they began to “legitimize themselves”, though the Russian government sharply denies their presence in eastern Ukraine.

And in Novaya Gazeta a report from Slovyansk suggests that Russian servicemen are no longer bothering to conceal their identity on the ground.

Map of a Conflict

In the New Atlanticist, Taras Kuzio writes that the unthinkable has happened in Europe – Russia has invaded Ukraine. But there are obstacles in Russia’s path:

First, the aim of the “green men” is to mobilize support for separatism in Russian-speaking eastern and southern Ukraine opinion, but polls do not give high levels of support for either federalism, a strong Russian demand, or for union with Russia. In a poll conducted by the Kyiv-based Democratic Initiative foundation, only 6 to 7 percent in eastern and southern Ukraine support their region’s separation and union with Russia. That support reaches its high, 18 percent, in the Donbass region, in the far southeast. Nowhere does secession have majority support.

Second, Ukraine ultimately will fight for its eastern regions, meaning there will be high numbers of casualties on both sides.